Шаг за шагом к органическому земледелию

Шаг за шагом к органическому земледелию

Подписание в августе этого года Постановления правительства РФ о Федеральном законе № 280–ФЗ «Об органической продукции и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» вызвало определенные надежды в «органическом» секторе экономики. В предыдущем номере мы уже обсудили с исполнительным директором Национального органического союза Олегом Викторовичем Мироненко некоторые вопросы, напрямую связанные с подписанием закона. Теперь попробуем разобраться в отдельных тонкостях стандартизации в этой области деятельности, специфике оборота органической продукции в России и в том, какие шаги предпринимаются и могут предприниматься для развития органического земледелия в стране

ККП: Олег Викторович, можно ли сказать, что в сфере органического земледелия, если посмотреть на карту мира в целом, действуют устоявшиеся правила и уже создана система отношений? 
О.В. Мироненко: И то, и другое. Во-первых, мы с Вами уже говорили о том, что в мире к концу 2015 г. были окончательно сформированы правила деятельности участников этого сектора экономики, и на Генеральной ассамблее Международной федерации органического движения IFOAM — Organics International было объявлено о завершении программы Organic 2.0, которая была направлена именно на формирование правил. Поэтому дальнейших изменений не будет. Во-вторых, Европа после почти 10 лет согласований утвердила введение в действие в 2021 г. нового органического стандарта. Отдельные страны, например Соединенные Штаты, периодически пытаются переписывать эти правила под своих «монстров». Из последних новшеств — попытка введения в стандарт раздела гидропоники для теплиц. Однако в Европе этому усиленно сопротивляются, обещая прекратить с США отношения в этом секторе и аннулировать соглашение о взаимном признании, которое в органическом секторе согласовывали в течение 12 лет. 
И еще одно новшество — попытка разрешить использование в органическом производстве генно-модифицированных семян. Ряд стран, для которых рынок США является приоритетным, периодически поддерживают эти начинания. Однако это вызывает противодействие основной части органического сообщества, и такие инициативы не получают продолжения. Эти вопросы рассматриваются на всемирных конгрессах, которые проводятся под эгидой IFOAM International раз в три года. На последнем (в ноябре 2017 г., в Индии) по этому вопросу произошла целая схватка. 


ККП: А на чьей стороне в этих спорах Азия? 
О.В. Мироненко: Делается попытка сместить центры влияния в принятии решений по этим вопросам из Европы, которая жестко отстаивает базовые принципы органического земледелия, на территории, где это развитие только начинается, и эти принципы пока не стали основополагающими. Так, азиатские страны настойчиво предлагают перевести органы управления IFOAM–International из Бонна либо в Пекин, либо в Нью-Дели, обосновывая это тем, что сегодня в Азии работает фактически половина всех производителей органической продукции. Но большинство делегатов конгресса не поддержало предложение. 
Зачинщиком этого движения является Китай, стандарты которого в своей основе построены на американской системе. Что касается Индии, где работает пятая часть сертифицированных производителей, то они поддерживают и тех, и других. И это легко объяснить — основную часть органической продукции там делают на экспорт: половину забирает Европа, остальное — Китай и США. Европейцы помогают с созданием кооперативов мелких фермеров, которые проходят единую коллективную сертификацию, создают логистические склады для органического сырья, которое затем самолетами перевозится на переработку в Европу. Поэтому сейчас все чаще можно увидеть на европейской маркировке информацию о том, что продукт произведен в европейской стране (в первой строке) из неевропейских компонентов (в нижней строке) (см. рис. 1). 
ККП: По правилам «Евролиста» должно быть указано и то и другое? 
О.В. Мироненко: Да, и по какой технологии произведен продукт — Bio, Eco или Organic, и какой орган продукцию сертифицировал. Знак разрешен в трех вариантах: зеленом, черном и белом. Главное требование к нему — это соотношение размеров, присутствие 12 звезд и расположение на продукте. При этом Регламент Совета ЕС 834/2007 (часть 1 ст. 23) имеет приложение, в котором указано, за какой страной какое название закреплено, что связано с особенностями языка и предпочтениями граждан. Название важно, поскольку является дополнительным маркером подлинности продукта. Так, если написано: Bulgaria Organic, этот продукт — фальсификат. Подлинник должен быть маркирован как Bio или словом «биологичен». 
За Германией закреплены два названия: biologisch и ekologisch. В России было выбрано название organic, поскольку для наших соотечественников корень «эко» ассоциируется с экологией, а bio прочно привязан к обогащенным молочным продуктам. В США, Японии, Китае, Индии используется только термин organic. 


ККП: Что нужно сделать, чтобы за страной было закреплено то или иное название? 
О.В. Мироненко: Сначала система нормативных документов, применяемых для органического производства страны, должна попасть в список стандартов, признаваемых IFOAM International. На этапе согласования за страной закрепляется то или иное название, что затем отражается в национальном законодательстве. Иногда эта последовательность нарушается, однако последнее слово все равно остается за IFOAM


ККП: Давайте поговорим о российском рынке. Какие из регионов имеют все шансы стать центрами органического земледелия? 
О.В. Мироненко: Сейчас власти ряда традиционно сельскохозяйственных территорий принимают решение о массовом переходе на органическое земледелие, но в большинстве случаев все сводится к замене применяемой там долгие годы химизации сельского хозяйства биологизацией. По такому пути могут пойти многие южные регионы России, перед которыми поставлена задача увеличения объемов производства. Это будет происходить, пока централизовано не будет поставлена задача повышения качества. А пока в этих районах будут развиваться маленькие предприятия (имеющие 10–100 Га земли), которые занимаются овощами, бахчевыми культурами. 
Надо сказать, что пока не все на местах представляют себе что такое органическое сельское хозяйство, хотя ряд территорий уже готовится к введению ­№ 280–ФЗ об органической продукции, разрабатывая собственные программы развития этого сектора. Так, республиканскую систему сертификации создает Татарстан, уже зарегистрировавший добровольную систему сертификации органической продукции с собственным знаком. Но полная программа развития производства органических продуктов на территории республики до конца еще не сформирована, так как параллельно там пытаются увязать органическое производство с халяльным, что вызывает определенные сложности. 
Белгородская область одной из первых приняла закон об органическом производстве, но особых завоеваний на этом направлении пока нет. Это объясняется тем, что помимо наличия законодательной базы важно, чтобы хозяйства перестраивались осознанно и готовы были к преобразованиям ментально — на уровне производителей и на уровне руководителей. Такие условия сложились в Башкортостане, где множество производителей уже работают по органическим технологиям. Да и руководство республики имеет желание добиться в этом секторе успехов. 
Одним из первых продуктов, который мог бы получить знак органического, является башкирский мед. До недавнего времени его часто подделывали, но сейчас уже практически создана система прослеживаемости, благодаря которой споры с фальсификаторами меда доведены до суда. Плюс ко всему Башкирия имеет большой бонус в лице крупного переработчика, готового работать именно в этом направлении, — компании «Пышка». Сейчас это предприятие готово перерабатывать органические продукты: овощи, молочную и мясную продукцию, используя специальные технологии. И там главная проблема — в отсутствии достаточного количества поставщиков продуктов. Однако в магазинах Уфы уже присутствуют либо органическими продукты, либо те, которые в ближайшее время будут признаны органическими. 


ККП: Но производителю, переработчику и продавцу нужно знать, что продукция с определенной наценкой будет иметь спрос? 
О.В. Мироненко: Да, к этому должны быть готовы и потребители. В Уфе, например, проводником идеи потребления органической продукции стала как раз торговая сеть «Пышка». 


ККП: А в Москве есть такая сеть? 
О.В. Мироненко: Я бы назвал «Азбуку вкуса». Во-первых, сеть имеет собственную лабораторию качества, которая осуществляет входной контроль продуктов (в национальной системе пока не аккредитована), и ряд фермерских хозяйств. В сети есть специалист, занимающийся формированием именно «органической полки», отдельно от фермерских и «здоровых» продуктов. 


ККП: То есть сеть будет принимать на реализацию сертифицированные органические продукты? 
О.В. Мироненко: Именно так. «АВ» уже имеет и собственные хозяйства по производству продукции, которой не хватает на «органической полке». Пожалуй, это наиболее продвинутая в Москве сеть, которая интересуется новостями в области органического производства. 


ККП: Вы говорите: «готовы», «не готовы»… А есть ли какая-то система в работе Национального органического союза по подготовке хозяйств к переходу на органическое земледелие? 
О.В. Мироненко: Да, есть алгоритмы перехода как отдельных хозяйств, так и целых регионов на органическое земледелие. Сначала составляется дорожная карта реализации такого алгоритма. Так для регионов первым и обязательным пунктом станет составление агроэкологической карты территории. Например, такая уже разработана в Татарстане (рис. 2). На ней все сельхозземли закрашиваются в три цвета:

  • в красный — территории, имеющие источники патогенного загрязнения (например, нефтяные вышки рядом с полями, районы, где применяется авиация для распыления химических веществ) с учетом розы ветров. В таких местах органический продукт не может производиться в принципе;
  • в желтый — земли сельхозназначения, бывшие в обороте. Здесь необходимо брать пробы на глубине 80 см и проверять на присутствие остаточных пестицидов. Эти земли могут пройти конверсию и «войти в органику»;
  • в зеленый — земли сельхозназначения, залежные, где применялись технологии, близкие к органическим и в которые давно не вносились химические вещества. Эти территории уже готовы к органическому производству.

Рис 2. Агроэкологическое районирование Республики Татарстан

По такому же принципу «светофора» к этим территориям «привязываются» работающие на них сельхозпроизводители. На тех, кто попал в зеленую зону, будет обращено особое внимание при составлении программы развития (и финансирования). Можно сказать, что карта и разрабатывается для того, чтобы не тратить деньги впустую. 
Но даже если есть и подходящая земля, и производитель, требуется разъяснительная работа и формирование нужной ментальности. Последним условием готовности к работе в новой системе является возможность переработки органической продукции. Ведь в том, чтобы произвести органическое молоко и сдать его потом на молочный комбинат как обычное, нет никакого смысла. 


ККП: К переработчикам «органики» есть ведь определенные требования? 
О.В. Мироненко: Да, эти требования описаны в ГОСТ 33980–2016. Например, такие: при переработке органической продукции не могут применяться усилители вкуса, ароматизаторы. При сертификации применяют и так называемые «весовые критерии». Например, при анализе технологической и другой документации может вдруг выясниться, что в процессе переработки из килограмма мяса получается несколько килограммов колбасы. 
Проверяя производство, инспектор сертифицирующей компании может провести на нем два–три дня и имеет право поговорить с любым сотрудником предприятия, не спрашивая разрешения директора. 
Какие это могут быть вопросывопросы? Чем сегодня дополняется фарш? Каковы технологические параметры процесса? Проверяется вся технологическая цепочка. И производитель может потерять сертификат, если вдруг выяснится, что оборудование, промывается, например, с использованием моющего средства Fairy. Эксперт может потребовать и документ с показателями качества используемой воды. 


ККП: А чья это идея — составление агроэкологической карты территорий? 
О.В. Мироненко: Это общепринятый алгоритм перехода на «органику», применяемый и в Европе. Хотя движение всегда начинается «снизу», с отдельных компаний, алгоритм нужен, чтобы денежные потоки не запускались впустую. И если чиновники из региональных департаментов сельского хозяйства начинают продвигать идею органического производства, не имея агроэкологической карты территорий, хаотично, они просто стремятся «освоить» государственные деньги. Например, ряд территорий приняли свои законодательные акты по развитию органики еще в 2013–2015 гг., и без предварительного анализа даже кого-то профинансировали. И это ни к чему не привело — на этих территориях до сих пор нет ни одного сертифицированного предприятия. Поэтому важно включить направление органического производства в программу развития до 2025 г. Это обяжет региональные министерства заниматься «органикой» системно. 
Кроме того, Минсельхозом РФ разрабатывается и программа прослеживаемости продукта «от поля до прилавка». То есть мы запускаем процесс и следим за движением продукции.

Окончание в следующем номере 
Беседу провела Е. Челышева
 

 

Полная версия статьи доступна подписчикам электронного журнала "Стандарты и качество". Подписаться >>>