«Ужесточение правил сертификации импортной органики опасно для российского рынка»

«Ужесточение правил сертификации импортной органики опасно для российского рынка»

Российский закон об органическом производстве требует наличия российской сертификации на органику, однако импортное сырье и продукция входит на наш рынок с зарубежными сертификатами. Минсельхоз считает правильным ужесточить эти правила, чтобы стимулировать российскую сертификацию. Однако эксперты рынка, производители и ритейл опасаются, что жесткий подход и лишние траты могут спровоцировать рост цен на органику и уход ряда импортеров с российского рынка.

Проблема сертификации импортного сырья и импортной продукции обозначалась экспертами органического сектора еще в конце 2019 года, в преддверии вступления в силу российского закона об органическом производстве. По закону, на территории России нужно иметь российский органический сертификат. Но многие производители органики были сертифицированы за рубежом. Да и как быть с иностранными производителями, завозящими свою продукцию в Россию? Зампреду правительства РФ Алексею Гордееву тогда направляли письма руководитель комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Алексей Майоров, генеральный директор Союза участников потребительского рынка Ольга Баранникова, исполнительный директор АКОРТ (Ассоциации компаний розничной торговли) Евгений Адашев, исполнительный директор Национального органического союза Олег Мироненко, сокоординатор рабочей группы Консультативного Совета по иностранным инвестициям в России по развитию потребительского рынка и техническому регулированию, председатель Нестле в регионе Россия и Евразия Марсиаль Роллан и другие представители сектора.

Открывать ворота импорту или ужесточать принципы его сертификации?

Однако пока эта проблема не решена. Импортное сырье и продукция продолжают поступать на российский рынок с зарубежными сертификатами. Возникают законодательные противоречия. В частности, на одном из мероприятий в июне заместитель руководителя Роскачества Елена Саратцева рассказала, что при сертификации часто возникают трудности: «Производитель не всегда может подтвердить органическое происхождение того или иного сырья или компонента, и в этом случае мы вынуждены приостанавливать или прекращать процесс сертификации. Производители были бы рады сертифицировать этот компонент, но его производят за рубежом. Сейчас такое иностранное сырье сертифицируется, если есть подтверждающая документация страны-экспортера, что этот продукт выпущен в рамках нашего и межгосударственного стандартов органического производства».

В ряде своих выступлений Максим Протасов, руководитель Роскачества, председатель ТК40 «Продукция органического производства», подтвердил наличие сложностей стандартизации принципов использования доказательной базы в сертификации продукции: «По закону, сертификация осуществляется аккредитованным органом по сертификации. Импортная продукция может быть допущена в обращение при наличии сертификата страны-экспортера, который подтверждает, что продукция выпущена в соответствии с нашим ГОСТом. Есть ряд исключений для тех органических ингредиентов, которых нет на нашем рынке, их должно быть не более 5 процентов от других ингредиентов. То есть сегодня импортная продукция и импортное сырье без нашего сертификата считаются неорганическим, не рассматривается как органическая. Действительно, не все ингредиенты, которые к нам въезжают как органические, таковыми являются».

За последние полгода на различных мероприятиях эксперты обсудили, нужно ли устанавливать ограничения или исключения для импортных производителей и как подтверждать их органичность. Как замечают некоторые эксперты, принимать решение о том, органический это продукт или нет, российские сертификационные органы должны по той документации, которую предоставят иностранные сертификаторы, хотя надо учитывать и возможность конфиденциальности сведений.

«Сейчас 12 перерабатывающих предприятий перерабатывают органическое сырье из почти 30 стран, это чай, кофе, детское питание, и за рубежом более 200-300 поставщиков занимаются поставками такой продукции, - напоминает Олег Мироненко, исполнительный директор Национального органического союза. - У IFOAM есть правила о взаимопризнании проверок, производимых другими сертификационными органами. Можно решить этот вопрос, не меняя ничего в нашем законодательстве».

Сегодня в России для переработки используется три категории сырья.

Первая категория - органическое сырье и продукция, которые в России не производятся и производиться не будут из-за климатических условий. Для этой категории, по мнению Олега Мироненко, в ближайшие три года, пока мы будем развивать собственную сертификационную систему, не надо вводить дополнительные правила для импортной органической продукции: «Есть правила Таможенного союза по ввозу продукции, там четко прописана система декларирования особых свойств товара и нанесения информации на упаковку. Мы можем принимать сертификаты других стран. Через три года можно вернуться к этому вопросу. Наши сертификаторы еле успевают сертифицировать производителей на территории России. Сегодня практически нет кадровых возможностей выезжать ещё и за рубеж на проверки».

Есть также и вторая категория импортных продуктов – их могут делать и в России, но пока не производят. Олег Мироненко полагает, что на такую продукцию вводить ограничения тоже нет смысла – но нужно предложить Минсельхозу за это время разработать программу для поддержки производства такой продукции в России. Вернуться к этому вопросу можно через 2 года, когда такой опыт и возможности накопятся.

Наконец, есть продукция, которую Россия производит, но пока не может сертифицировать - дикоросы, биоудобрения, для них нужно создать систему стандартов.

Штефан Дюрр, генеральный директор ООО «ЭкоНива - АПК Холдинг», считает, что не надо открывать двери такой импортной продукции, по его мнению, это нанесет ущерб развитию российской сертификации, ведь если будут в ходу зарубежные сертификаты, то зачем российская сертификация? А еще, по мнению Дюрра, это невыгодно и российским производителям: если на рынок приходят дешевые импортные фрукты, то наши будут невостребованы. «Импорт можно ввозить, если его можно нормально сертифицировать или если есть долгосрочные отношения с иностранным поставщиком, тем более, если продукция не может производиться в России. Почему российские сертификаторы не могут привлечь иностранных инспекторов, которые бы проверяли импортную продукцию? – говорит Штефан Дюрр. - Я бы тоже хотел, чтобы активнее развивался российский рынок органики, этими послаблениями мы мешаем развитию российской сертификации, а еще открываем вход в Россию тому, что нам не нужно».

«В ближайшие годы нет смысла менять систему входа в Россию такой импортной продукции или ужесточать эти принципы входа, - убежден Олег Мироненко. - Российские сертификаторы проверяют сертификаты, выданные за рубежом на сырье, поступающее в Россию. Если сертификатор считает, что сертификат достаточен для признания продукции органической, то все в порядке. Если есть сомнения, сертификационная компания имеет право запросить дополнительные документы или отправить сырье на анализ».

По мнению Минсельхоза РФ, важно, чтобы в России появлялись свои производители органической продукции, и нужно поддерживать хозяйства, которые будут выращивать органическое сырье для переработчиков и производителей. «Если мы заявим, что на 3 года даем возможность ввозить органический импорт, никто ничего не будет делать. Как только мы скажем, что нет, мы будем поддерживать российских производителей, с учетом нынешней экономической ситуации, мы можем адекватно выстроить эту систему, - отметили в Минсельхозе. – Нет необходимости открывать ворота ни на 3, ни на 2, ни на 1 год».

«Мы вынуждены использовать импортное сырье: в России нет переработки или нет аналогов»

Практики, работающие в российском секторе органики и использующие импортное сырье, считают, что сейчас вводить какие-то дополнительные правила для сертификации такого сырья или ужесточать поставки – крайне опасно для развития рынка органики в России. Например, на импортном сырье работает российский завод HiPP (производство детского питания), имеющий российский сертификат на свою продукцию, и в ходе сертификации производства сертификатор проверяет в том числе и сырье. Если это европейское сырье, проверяется его соответствие европейскому сертификату, подлинность сертификата проверяется на сайте сертифицирующего органа.

Кристина Юрова, руководитель отдела обеспечения качества АО «ПРОГРЕСС» (бренд «ФрутоНяня»), отмечает, что ее компания также использует импортное органическое сырье, это фруктовые пюре. Российское производство сертифицировано в немецкой компании Kiwa BCS Öko-Garantie GmbH.

«Мы являемся одной из немногих крупных кофейных компаний в мире, работающих исключительно с сертифицированным сырьем, - рассказывает, в свою очередь, Юлия Бабенко, директор по качеству и охране труда Paulig в России.Мы закупаем более 50 миллионов килограммов зеленого кофе в год. Этот кофе поступает к нам из более чем 15 стран, крупнейшими из которых являются Бразилия и Колумбия. Как правило, кофе выращивается на небольших, семейных фермах, площадь которых не превосходит нескольких гектаров. Весь наш кофе приобретается у 100% проверенных поставщиков. В апреле 2019 Paulig в России успешно прошел международную сертификацию органического производства кофе жареного в зернах и молотого на соответствие требованиям регламентов Европейского союза 834/2007 и 889/2009, определяющих требования к органическому производству». Paulig сертифицирован по российскому органическому стандарту ГОСТ 33980, международному стандарту по органическому производству «Евролист».

Сложность таких компаний в том, что в России органические овощи и фрукты если и выращиваются (и то не все), но практически отсутствует сертифицированная переработка сырья для таких производителей. «К примеру, брокколи, цветная капуста, зеленый горошек, сладкая кукуруза – не подлежит длительному хранению в свежем виде. Оно должно перерабатываться прямо с поля. Например, горошек должен быть переработан буквально в течение нескольких часов после сбора, - объясняет Ольга Ратникова, директор российского завода HiPP. - Мы используем это сырье в течение всего года, а значит, оно должно быть приспособлено к длительному хранению, пройдя первичную переработку. Поскольку в России такой переработки нет, мы вынуждены покупать такое сырье за рубежом. Так же и с фруктами. А такие фрукты, как манго, бананы, и вовсе у нас не выращиваются. Поэтому нам пока приходится, в основном, использовать импортное органическое сырье».

Заменить импортное сырье российскими аналогами пока возможности нет. Далеко не все производители сегодня готовы инвестировать в оборудование для переработки и в сертификацию. «Чтобы снизить долю импортного сырья в российском органическом производстве, нужно принимать меры по поддержке российских органических производителей, помогая им создать перерабатывающее производство и сертифицировать его», - говорит Ольга Ратникова.

России нужно еще пройти путь, чтобы сформировать сырьевую базу, сейчас, действительно, не все импортное органическое сырье или импортную продукцию можно заменить российской, подтверждает и Полина Мурашкина, руководитель отделов контроля качества и пищевой безопасности сети гипермаркетов «Глобус»: «Например, у нас на органической полке все еще много импортной продукции, в частности, кондитерские изделия, а также переработка: соусы, макароны. Российской переработанной продукции очень мало».

«Это лишняя и ненужная процедура»

Если будет введена дополнительная сертификация иностранного органического сырья, то многое будет зависеть от процедуры, считает Ольга Ратникова: «Если процедура будет отличной от проверки подлинности сертификата и аккредитации сертифицирующего органа, то это неизбежно приведет к повышению затрат на такую сертификацию. Это отразится на цене конечной продукции, в нашем случае это детское питание. Это крайне нежелательно, ведь это продукция для детей». А еще, задается вопросом директор российского завода HiPP, кто будет проверять и кого? «Получится, что российский сертифицирующий орган будет перепроверять, по сути, компанию-сертификатора другой страны. При этом не секрет, что российские сертифицирующие органы в области органического производства пока еще не обладают достаточным для этого опытом. Будет ли такой подход способствовать развитию экспорта российской органической продукции? Скорее, наоборот, усложнит нам выход на зарубежные рынки», - полагает Ольга Ратникова.

Производители пока к этому не готовы, это дополнительные финансовые затраты, отмечает представитель бренда «ФрутоНяня»: «Наше законодательство по сути повторяет те же требования к органике, которые есть и в европейском регламенте. Есть ли смысл заставлять импортеров проходить российскую сертификацию, если у них уже есть зарубежный сертификат?».

Рынок только встает на ноги, убивать его сейчас – преступление, отмечает Ольга Ратникова. Но даже если российские сертифицирующие органы разработают какой-то механизм, который не приведет к удорожанию конечной продукции, не будет создавать дополнительные трудности российским органическим производителей, это не снимет проблему в целом. «Сегодня есть узаконенная ГОСТом норма о наличии сертификата страны-экспортера. Сейчас нужно думать, в первую очередь, о том, какие условия должны быть созданы, чтобы зарубежный сертификатор мог проводить проверку на соответствие требованиям нашего ГОСТа, - говорит Ольга Ратникова. - И пока этого нет, пока стандарты не гармонизированы, установить переходный период и дать возможность российским производителям использовать импортное органическое сырье на основании сертификата иностранного сертифицирующего органа».

Дополнительные ужесточения чреваты ростом цен и уходом производителей с рынка

Производители органики и эксперты рынка считают, что Россия не готова к введению дополнительной сертификации иностранного органического сырья и иностранной органической готовой продукции. Это чревато повышением цен и даже уходом с рынка части импортеров.

«Учитывая географию произрастания кофе, проведение инспекции и сертификации не представляется возможным, даже если не брать во внимание количество стран, в которых растет кофе, - поясняет Юлия Бабенко. - Это попросту означает, что органического кофе в России не будет. Все импортируемые органические товары на своих упаковках уже содержат информацию об их органичности, и даже если импортеры не будут делать на этом акцент и отражать это на этикетках с переводом, то слова organic на оригинальных этикетках уже будут говорить о несоответствии товара. А это означает, что органические специи, соусы и кокосовое молоко могут вообще уйти с российского рынка, а также оставить рестораны без качественных ингредиентов».

«Я думаю, что цена на органическую продукцию в этом случае вырастет однозначно, - считает Кристина Юрова. - Ведь нужно будет сертифицировать каждого поставщика и каждое наименование сырья. Вряд ли производитель будет брать на себя такие расходы. А будет ли поставщик, если у него много производителей, этим заниматься и сертифицировать продукцию, и какую именно цепочку – тоже сомнительно».

Возможно, что производители, которые поставляют небольшие объемы импортного сырья, не пойдут на такие лишние расходы, при этом российских аналогов такого сырья нет, получается, такое предложение невыгодно рынку, замечает Кристина Юрова: «Выход – принимать зарубежные сертификаты, сделать их равнозначными российским сертификатам».

Готовность всего рынка РФ и импортного сырья, в частности, к таким изменениям невысокая, согласен и заместитель генерального директора Союза участников потребительского рынка (СУПР), заместитель предс комитета по качеству АКОРТ Всеволод Мильруд: «Прежде всего - из-за неразвитой инфраструктуры и различий в требованиях стран импортеров сырья и России. Для исправления ситуации потребуется, по оценкам экспертов, до полутора лет». Всеволод Мильруд также не исключил повышения цен: «Дополнительная оценка соответствия иностранных изготовителей, которые уже сертифицированы в странах импортерах, приведет к росту издержек импортеров, что, скорее всего, будет отражено ими в закупочных ценах».

Безусловно, ситуация повлияет и на ритейл. Андрей Чурсин, начальник управления по внешним связям компании «Азбука вкуса», считает, что правильнее идти по пути взаимного признания органических сертификатов: «Если иностранных производителей с сертификатом «органик» обяжут дополнительно получать сертификат и по российским стандартам, это может привести к уходу части производителей и повлияет на наполнение органической полки в торговых сетях. Все же мировой рынок органики имеет уже свою историю, а ее сертификаты - авторитет».

«Я вообще не вижу смысла в российской сертификации уже сертифицированной импортной органики. Надо гармонизировать стандарты и признавать те сертификаты, с которыми продукт приходит в Россию, - говорит Полина Мурашкина. - Если все же будут ужесточены правила сертификации органического импорта, конечно, это повлияет на конечную цену, ведь это дополнительные затраты, а в итоге платить за это будет потребитель».

Иностранный производитель и поставщик, отмечает Ольга Ратникова, может уйти с российского рынка не только потому, что не захочет тратить время на дополнительную сертификацию, но и потому, что станет неконкурентоспособен по финальной цене своей продукции: «Думаю, накладывать на производителей сейчас расходы на дополнительные проверки и сертификацию импортного сырья - это не тот путь, если мы хотим развивать органический рынок. Подобные нововведения усложнят жизнь российским производителям. Вместо поддержки мы получим обратный эффект».