Эксперт: «Нужно, чтобы органическое сельское хозяйство стало приоритетом для государства»

Эксперт: «Нужно, чтобы органическое сельское хозяйство стало приоритетом для государства»

В Европе осознают реальную необходимость поддержки органического сельского хозяйства, и уже полвека это является совместной задачей Евросоюза. С 1995 года в Евросоюзе стало на порядок больше экологически обрабатываемых земель, сейчас это уже 14,2 млн га. Исполнительный директор Национального органического союза Олег Мироненко отмечает, что при создании федеральной программы господдержки и при этом точечного подхода к работе с органиками в регионах этот сектор будет развиваться успешнее.

Уже почти год в России действует закон об органике. Многие сельхозпроизводители хотели бы перейти в органическое производство, но не всегда имеют для этого финансовые возможности, да и уже действующим органическим производствам часто нужна поддержка для развития. Как отмечалось недавно в Совете Федерации РФ на заседании Рабочей группы по мониторингу внедрения закона об органике, государству пора повернуться лицом к производителям органики и разработать меры поддержки. Это обеспечит рост органического производства и сделает саму органическую продукцию более доступной.

Как отмечает Олег Мироненко, исполнительный директор Национального органического союза, чтобы достичь уровня производства органики в России до 20-25 млрд долларов к 2035 году, нужно запускать не менее 1 тысячи органических производств в год. Без поддержки государства таких цифр не достичь. Сейчас же из 85 субъектов РФ только в 4-5 из них действуют реальные меры поддержки органических производителей. Это Воронежская область, Ярославская область, республика Мордовия, Томская область.

Тем временем европейские страны осознают реальную необходимость поддержки органического сельского хозяйства, уже более 50 лет это рассматривается как совместная задача Евросоюза. Эксперт проекта "Германо-Российский аграрно-политический диалог" по органическому сельскому хозяйству, директор мастерской по агрономии, консалтингу, коучингу и нетворкингу Харальд Ульмер, рассказывая об опыте Германии в поддержке органических производителей, замечает что европейская система мер поддержки сельского хозяйства имеет два направления (два столпа, по выражению Ульмера) — прямые выплаты производствам и развитие сельских территорий.

Что касается первого направления – прямых выплат, то для получения такой выплаты предприятие должно придерживаться основных требований к «надлежащей сельскохозяйственной практике (НСХП). «Это постановления и директивы ЕС по сохранению земель в «хорошем сельскохозяйственном и экологическом состоянии» (включая сохранение пастбищ постоянного пользования и диверсификацию возделываемых культур в земледелии). Необходимо обеспечить соблюдение базовых критериев устойчивого развития», — рассказывает Харальд Ульмер. Причем малые предприятия получают более высокую поддержку, также особое внимание уделяется молодым сельхозпроизводителям, чтобы стимулировать их сохранить свои сельхозпредприятия. В итоге большинство предприятий в Германии в состоянии выдержать требуемые критерии и получают прямые выплаты в размере от 150€ до 250€ за гектар. 80% средств, выделяемых в Европе на сельское хозяйство, идут на это первое направление.

Как замечает Харальд Ульмер, экологические и природоохранные объединения критикуют систему прямых выплат сельскому хозяйству: «Уравнительный принцип не позволяет государству воздействовать в направлении усиления защиты окружающей среды, животных и климата; при этом 80% средств, выделяемых в Европе на сельское хозяйство, расходуются на первый столп. Таким образом, прямые выплаты не являются стимулом для перехода на органическое сельское хозяйство и поэтому исключены нами из последующего рассмотрения мер поддержки применительно к отдельно взятому предприятию».

В рамках второго направления Европейской сельскохозяйственной политики бюджетные средства выделяются на развитие сельских территорий, в частности, на экологическое земледелие, аграрные экологические программы и, например, на региональный маркетинг. «В то время как средства из первого столпа ЕС напрямую передает предприятиям, средства второго направления распределяются через систему софинансирования, в которой участвуют Евросоюз, европейские страны, а также федеральные земли и регионы, - поясняет Харальд Ульмер. - В связи с этим имеются существенные различия в поддержке экологического земледелия не только между европейскими странами, но и между федеральными землями Германии. Поэтому, чтобы можно было увеличить долю экологического земледелия, многие политики, экологи, представители организаций по защите прав потребителей, сельскохозяйственных и экологических объединений выступают за то, чтобы перенаправить больше средств из первого столпа аграрной политики ЕС во второй столп, что позволит лучше поддерживать органическое сельское хозяйство». Так, в земле Бранденбург выплата за перевод пахотных угодий на органическое сельское хозяйство составляет 209 €/га, а в земле Северный Рейн-Вестфалии — 520 €/га. За сохранение органического использования пахотных земель (длительное хозяйствование в соответствии с требованиями экоземледелия) Бавария платит 273 €/га, а Саар 189 €/га.

«Нам тяжело сравнивать себя с Евросоюзом в плане господдержки, поскольку у нас она на сегодняшний момент отсутствует и на федеральном, и на региональных уровнях. Поэтому не определено, что может финансироваться из федерального бюджета, а что может идти по пути мультипликации, когда средства идут в регион, а там уже на месте идет субсидирование», - говорит Олег Мироненко.

В России, отмечает Олег Мироненко, вообще не очень принята практика прямого финансирования из федерального бюджета. «Поэтому, скорее всего, в России будет принят путь, который Харальд Ульмер выделяет как второе направление, - когда федеральная власть дает часть средств региону для реализации приоритетных направлений развития органики, тот добавляет свои, и затем они идут производителям. Причем лучше будут софинансироваться те регионы, которые смогут выделить максимум бюджетных средств на это у себя на местах», - считает эксперт.

За рубежом сельхозпредприятия получают также премии. Существует премия за переход на органическое производство, эта выплата компенсирует сельхозпредприятиям нагрузку, возникающую в период перехода на органическое сельское хозяйство (ОСХ). В этот момент предприятие имеет более низкие урожаи и доходы, поэтому нуждается в поддержке. «В первые два года перехода предприятие уже должно отвечать всем критериям органического сельского хозяйства. При этом получаемые урожаи и содержащихся животных разрешается реализовывать только как товар переходного периода или даже как обычный; поэтому они еще не могут выставлять цены, соответствующие экологическим товарам. Кроме того, при переходе на органическое сельское хозяйство предприятиям приходится инвестировать, например, в перестройку хлевов или закупку нового оборудования, - говорит Харальд Ульмер. - Поэтому в Германии в переходный период предприятиям выплачиваются более высокие премии, чем при последующем функционировании в качестве эко-предприятия».

Начиная с 3-го хозяйственного года, предприятие получает так называемую премию за сохранение. Это стимуляция того, чтобы органический способ хозяйствования предприятие сохраняло еще на 5 лет.

Кстати, овощеводческие предприятия и производства монокультур получают субсидии большего размера. «Им на сравнительно небольшой площади надо реализовать всю цепочку создания стоимости. Чтобы обеспечить соразмерную общую поддержку предприятия при переходе на органическое сельское хозяйство или при сохранении органического производства, приходится платить за эти площади более высокие премии», - говорит Харальд Ульмер.

Для предприятий-органиков в Европе также открываются дополнительные возможности получать компенсационные премии за ведение хозяйства с особым учетом требований экологии, защиты климата и животных. 

Культура

  Пашни  

  Пастбища  

  Овощеводство  

  Монокультуры   

Премия за переход на ОСХ, €/га*год

300

300

900

1.100

Премия за сохранение ОСХ, €/га*год

230

230

420

800

Табл. 1: Средние размеры премий за переход и сохранение ОСХ в Германии. Источник: Харальд Ульмер, собственные расчеты, 2020.

Система мер поддержки ОСХ, привязанная к площадям, успешно применяется в ЕС и в Германии с 1990-х годов. С 1995 года экологически обрабатываемые площади увеличились в ЕС с 1,3 млн. га до 14,2 млн. га. При этом количество био-предприятий выросло с 50 тысяч в 1995 году до более чем 370 тысяч.

«Основная задача разработки федеральной программы господдержки органических предприятий – это определение направлений, по которым будут финансироваться те или иные задачи развития сельского хозяйства, - считает Олег Мироненко. - Опять же, к сожалению, в отличие от Европы, которая начала финансировать этот сектор еще в 90-х годах, мы находимся еще только на начальной стадии. Поэтому ряд схем, которые действуют в Европе достаточно активно, для нас пока неприменимы. Например, субсидии за то, что предприятие помогает природе и сохраняет экологию, - для нас пока, наверное, из разряда фантастики».

Из европейских схем, считает Олег Мироненко, Россия могла бы взять, например, подход с финансированием конверсионного периода. «Также есть моменты, актуальные для наших условий, например, субсидирование затрат на процесс сертификации. На сегодня это в Европе практически не финансируется, но финансируется в США. Для нас это важный момент, где предприятиям нужна помощь», - убежден Олег Мироненко.

Также в России будет актуальным увеличение погектарной поддержки, причем в разы, в отличие от обычного сельского хозяйства, считает Олег Мироненко: «Сейчас вообще вся система субсидирования заточена под обычное сельское хозяйство. Например, есть субсидии на закупку минеральных удобрений, но нет субсидий на биоудобрения и биопрепараты».

Еще одна из важных мер поддержки сельхозпредприятий в Германии – это инвестиции при строительстве зданий сельхозназначения (переустройстве ферм и так далее). «В этом случае размеры поддержки привязаны к соблюдению инструкций по защите животных. Чем более широко при строительстве хлевов учитываются меры по защите животных, тем выше инвестиционные субсидии, предоставляемые по строительному проекту», - поясняет эксперт Германо-Российского аграрно-политического диалога. Инвестиционные субсидии могут составлять до 25% от суммы инвестиций.

«Действительно, как в Германии, так и в России важны как сами инвестиции, так и субсидирование процентной ставки кредитов на развитие производства. Это и вопросы, связанные с новым капитальным строительством, т.к. помещения, которые сегодня используются в индустриальном сельском хозяйстве, часто не пригодны для органического производства или требуют капитальной перестройки. Это и вопросы закупки техники. Поэтому в этом направлении мы совпадаем с Германией. Надо посмотреть, как наши подходы коррелируются с формами субсидирования органики в странах ЕС», - говорит Олег Мироненко. 

Как можно развивать систему господдержки в России? По мнению Харальда Ульмера, настоящий стимул для перехода на органическое сельское хозяйство будет создан только в том случае, если вклад ОСХ в экологию, защиту климата и животных проявится и в выплате особо высоких премий по сравнению с традиционными формами хозяйствования. В частности, премия за площади за последние 30 лет зарекомендовала себя в ЕС как эффективный инструмент для поддержки и развития ОСХ. «Ее преимущества – простота и быстрота внедрения и реализации», - поясняет немецкий эксперт. И второе важное направление – это целевые инвестиции. «Часто именно при освоении ОСХ требуются большие инвестиции, но при этом зачастую еще нет сопоставимых высоких доходов. В этом случае целевое выделение средств на инвестиции служит хорошим инструментом, чтобы удалить с пути все препятствия», - убежден Харальд Ульмер.

Как отмечает Олег Мироненко, в России вообще нет практики, чтобы Минсельхоз РФ выделял средства в экологию и защиту животных: «Он выделяет средства на увеличение производства той или иной продукции. И даже вопрос здорового питания скорее является пока больше лозунгом, чем реальностью. С точки зрения потребителя, для него также пока важным является лишь влияние органической продукции на его здоровье. Когда мы достигнем определенного уровня мировоззрения чиновника и потребителя, мы сможем перейти и на те схемы, которые приняты на сегодня в Германии».

«Важно, чтобы государство на уровне программы вообще определилось, что органическое сельское хозяйство является для него приоритетом с точки зрения развития. А уже после этого можно будет определить направления субсидирования. Сегодня же система поддержки органики размыта в общей системе поддержки сельского хозяйства», - говорит исполнительный директор НОС.

C полным текстом статьи можно ознакомиться по ссылке: http://rosorganic.ru/files/Harald%20Ulmer%20%2010%202020.pdf