150 млрд евро – за услуги пчёл. Или почём нынче природа?

150 млрд евро – за услуги пчёл. Или почём нынче природа?

В 2018-м американское патентное ведомство получило заявку от могущественной Walmart на регистрацию изобретения, похожего на мини-дрон, “который может сам подниматься с базы и летать над сельхозугодиями. С помощью миниатюрной щеточки он собирает пыльцу с одного растения, а затем… переносит ее на другое”. Приборчик для замены пчёл! Ну а как же? Пчёлы стремительно исчезают, и не только в америках и европах разных, но и в России-матушке.

Знаете, что удивительно? Каждый раз, когда я на LookBio пишу о том, что пчелы опыляют до 70% съедобных растений и что мы должны их холить и лелеять а не пестицидами травить, приходят в комментарии вполне себе “экологически” настроенные люди, и говорят, что беда невелика – пчел уже заменяют искусственным опылением и дронами. Мол, и без них проживем!

Это меня всегда вымораживало. То есть люди серьезно считают, что можно изъять из природы какой-то элемент и безболезненно заменить его чем-то искусственным – прибором или веществом. Люди могут быть ответственными – разделять мусор или практиковать веганство, но при этом думают, что без пчел, коров или божьих коровок можно обойтись. Они не видят проблемы в замене естественного фрагмента природного цикла чем-то техническим или синтетическим. Потравили пчел – вместо них – дроны! Божьи коровки исчезли – да кому они нужны? Животные почву копытами и клювами не рыхлят, навоза/помета не оставляют – на помощь придут комбайн и синтетические удобрения.

Когда-то перебравшиеся из деревень в город, в многоэтажки с отоплением, телевизором, блендером и горячей водой, люди вдруг решили, что скверик неподалеку, с тощими липами и рулонными газонами, на которых даже одуванчики не растут, это и есть природа. Но природа это не то, что мы разбираем по частям, как пирамидку, пытаясь вписать в свое комфортное существование. Природа – это живое единство, колоссальная цикличная система, существовавшая задолго до нас. В природной системе “нет никого, кто бы что-то забирал, не возвращая потом долг в другой пригодной для использования форме. Отходы одного – пища другого.

Современный человек вмешался в эту отлаженную систему и превратил круговорот в ленту конвейера, двигающуюся только в одном направлении. Здесь все ломают, часть используют, а позади оставляют отходы, которыми никто не может питаться”. “Природа лежит в основе нашей экономики, она дает энергию, сырье, используемые людьми”. То, что дает нам природа, можно измерить в деньгах. Например, в Германии подсчитали, что услуги пчел, опыляющих растения абсолютно безвозмездно, могли бы стоить человечеству в 150 миллиардов евро в год. А почем обойдутся услуги мини-дронов? Возможность “изъять из природной системы любой отдельный элемент и заменить его искусственным”, тем самым как бы сохраняя систему, лежит в основе теории экономического роста, за которую экономист Роберт Солоу получил Нобелевскую премию в 1987 году.

Даже не зная имени Солоу и не смысля в макроэкономических теориях, мы живем в сформулированной им парадигме: экономический рост и благосостояние ценой потери природных элементов – это нормально. Так принято в нашем обществе. Так прошиты наши внутренние операционные системы. Поэтому дроны вместо пчёл не воспринимаются как нонсенс. Нонсенсом для нас сегодняшних скорее станут божьи коровки, которые на полях органических хозяйств борются с тлей вместо привычных химикатов.

Книга влиятельного немецкого экономиста Майи Гёпель “Мир после нас”, которую я сейчас читаю, подкинула идею и все цитаты для этой колонки. Автор раскрывает суть и причины экологического кризиса так глубоко, что под тобой разверзается бездна. Но я все равно вижу ориентиры. Один из них – органическое сельское хозяйство. Ведь суть органик это не получение сертификата, а хозяйствование на земле в полном соответствии с природными механизмами и ради восстановления естественных биоценозов и биоразнообразия. Смысл органик не в том, чтобы отобрать что-то у природы, а в том, чтобы получить полезный продукт с пользой для окружающей среды.

АВТОР: Татьяна Лебедева