Органическая ферма «История в Богимово» - интервью с Эдуардом Почивалиным

Органическая ферма «История в Богимово» - интервью с Эдуардом Почивалиным

Елена Карих, D.Y. ORGANIC Eco Consulting Group, побеседовала с Эдуардом Почивалиным еще в конце 2019 года, когда он являлся участником проекта «История в Богимово». Но и тогда, и сейчас в глазах сторонников органических практик он ассоциируется с этой образцовой фермой, в которую вложил много сил, чтобы сделать ее успешной. «История в Богимово» - это уникальный проект на российском органическом рынке, поэтому представленный ниже материал будет полезен всем, кто начинает заниматься органическим сельским хозяйством или размышляет о новом экологичном и социально ориентированном бизнесе

Часть 1. Честные руки – чистый продукт

Органик в мире – безусловный тренд, причем тренд, которые не сдает позиций на Западе уже более двух десятков лет.

В России же сегодня можно насчитать всего лишь около 80 производителей органической продукции. Это фермеры, экспортеры зерна и дикоросов и переработчики. Животноводство в органик является одним из наиболее сложных направлений. Продавать такую продукцию непросто, поскольку себестоимость ее высока, а срок годности подчас очень короткий. И все же у нас уже есть производители молочных продуктов, которые имеют международный органический сертификат.

Один из таких проектов, который называется «История в Богимово», успешно развивается в Калужской области. Создатели фермы взяли за основу модель органического животноводства, которая практикуется в Дании. Мы поговорили с Эдуардом Почивалиным, одним из основателей и реализаторов этого уникального проекта, о том, какие вызовы могут ждать начинающих органических фермеров.

- Эдуард, расскажите, пожалуйста, какие неожиданные вещи вы открыли для себя вместе с созданием и развитием органической фермы?

- Изначально никто из основателей фермы не являлся профессионалом в сельском хозяйстве. Просто появилась мечта о качественном продукте. И мы, наверное, на первых порах уделили недостаточно внимания вопросу сбыта – потому что не оценили упорство наших соотечественников, с каким они отказываются верить в честность нашего продукта. Чтобы объяснить людям, что такое органик, мы выпускаем специальную литературу об органическом сельском хозяйстве и рассказываем о нем в социальных сетях. Мы открыли нашу ферму для посещений, чтобы наглядно рассказывать гостям об органическом производстве. Мы стараемся ломать стереотип, что сельское хозяйство – это грязь, навоз и постоянный запах. У нас, наоборот, это природа, созидание и, конечно же, качественный продукт. К нам уже приезжали профессиональные группы и делегации – губернатор Калужской области, генеральный директор по закупке молока компании Danone из Франции, а также школьники, туристы, политики, звезды. У нас проходили практику студенты из сельскохозяйственных вузов. Приезжали голландские фермеры, которые хотели работать в России. Мы видим большой интерес к нашей ферме, и это не может не радовать.

ферма в богимово

Зал для мероприятий и цех до реконструкции. Автор фото: Елена Карих.

богимово

Зал для мероприятий после реконструкции. Автор фото: Елена Карих.

богимово ферма

Здание фермы после реконструкции. Автор фото: Елена Карих.

- А запаха на ферме почему нет? Обычно это, действительно, обязательный атрибут молочной фермы.

 - Летом коровы пасутся, зимой – у них обязательный выгул. Плюс в органике есть интересное правило, которое запрещает лечить животное чаще, чем 2-3 раза в год. Такие условия можно обеспечить только одним способом – чистотой: у нас организована регулярная чистка коровника и соблюдение норматива 6 кв. м на голову внутри коровника и 4,5 кв. м снаружи. На промышленной ферме коровам выделяют лишь 3 кв. м, и содержатся они часто вообще без выгула. Также у нас джерсийская порода, которая меньше голштинской на треть (650 кг против 400 кг). И, наконец, мы не используем лагуны, от которых может исходить сильный запах: у нас нет жидкой фракции навоза, он смешивается с соломой или опилками.

- С какими проблемами вы столкнулись в органическом животноводстве и растениеводстве?

- Основные проблемы – недостаток органик-зерна, качественной и недорогой техники, специалистов по агротехнологиям, которые допустимо использовать в органическом сельском хозяйстве. А самая главная проблема – это тщательное исполнение заявленной технологии сотрудниками.

- Что на сегодняшний день тормозит развитие органик в России?

- В первую очередь – сбыт. Эта проблема связана с другой – слабой информированностью людей в России о различиях обычной продукции и органической. Еще один фактор – слабое взаимодействие партнеров на органическом рынке. И, наконец, тотальный гринвошинг, а также законодательные инициативы по продвижению продукции «с улучшенными экологическими свойствами» – это словосочетание «размывает» понятие «органик» и вводит потребителя в заблуждение.

- Вернемся к проблеме номер 1 – сбыту. Вы прошли тернистый путь в продажах – от рыночного прилавка до полки в гипермаркете. И реализуете продукцию через самые разные каналы продаж, в том числе через интернет-магазины. Перспективны ли продажи дорогого органического продукта?

- Сегодня мы только-только становимся успешными. Сейчас, спустя 2 года после завоза первых животных, спрос на наши продукты существенно превышает наше предложение, причем по нашим довольно высоким ценам. На топленое масло, например, у нас очередь на 4 месяца вперед. Важно отметить, что сейчас ферма работает без возвратов – мы заинтересованы сотрудничать с такими магазинами, которые нашу продукцию не списывают и не выбрасывают. То, что существенная часть продукции, качественной и безопасной, может быть списана, недопустимо. А ведь это, к сожалению, повсеместная практика. Сегодня в России отсутствует культура разумного потребления. Ритейл в цену продукта закладывает 30% компенсации за ту продукцию, которая будет списана и просто выброшена.

В Европе есть и другие интересные для фермера формы реализации его продукции. Например, в Швейцарии многие люди из городов закупаются не в магазине, а едут на ферму и 80% продуктов покупают прямо там. Таким образом городское население обеспечивает фермам достойный сбыт.

- С гипермаркетами GLOBUS вы тоже работаете без возвратов?

- Да, это так. К счастью, у нас эксклюзивный продукт, поэтому нам легче договариваться с ритейлом. Надо отметить, что GLOBUS в продвижении органической продукции очень тщательно работает с потребителем и идет нам во многом навстречу. Однако в ритейле есть одна сложность: на полках все еще нет четкого разделения на органические продукты и не органические – а разница принципиальная. На различных профессиональных конференциях я постоянно озвучиваю эту проблему. Ведь сегодня все пытаются поддержать фермера. А я убежден, что понятие «фермер» не является критерием качественной продукции. К производителям фермерской продукции можно отнести как семейную ферму из 5 человек, так и огромный агрохолдинг. Есть, к примеру, фермы на 400 голов, и они почему-то не подпадают под критерии господдержки и субсидирования, а есть компании, у которых несколько тысяч голов скота, и им оказывается государственная поддержка. Мы считаем, что, на основании закона об органическом сельском хозяйстве должны быть выделены критерии, которые дадут органик-производителю право на дополнительную отраслевую господдержку – как это принято во всем мире. Фермер или компания должны получать поддержку, если их продукт органический. Это означает, что они приложил существенные усилия и потратили дополнительные средства для создания безопасного и качественного продукта.

- Рынок непростой: потребитель не верит в органик и мало что о нем знает, в России сейчас миллион производителей натуральной и фермерской продукции, которая может быть очень разной по качеству. Субсидии для био-производителей практически отсутствуют. В сельском хозяйстве извечный кадровый вопрос. То есть бизнес заведомо очень непростой. Какие ситуации на практике вас особенно огорчали?

- Когда мы только начинали продавать продукцию, приходилось работать на дегустациях и периодически выслушивать не самые лицеприятные комментарии. Вы знаете, почему у нас в России плохой сервис? Потому что он долгое время не был престижным. И сейчас все еще жив стереотип, что продавец априори хочет обмануть. Чего я только не слышал: и пальмовое масло-то мы используем, и каротином красим, и молоко у нас не 6-процентное, и «все ты врешь». Причем это можно услышать и в «Глобусе», и на Даниловском рынке, куда, казалось бы, приходит продвинутая аудитория. И сыр у нас неправильный. Вот приходят на дегустацию люди и говорят: мы были в Италии – это не Провола. А нам рецепт сыра Провола привезли сицилийцы. В Италии десятки вариаций этого сыра. И с такими претензиями приходится сталкиваться все время.

Плюс бывают моменты, когда что-то не получается в цеху, в коровнике или на поле, когда срывается какой-то интересный контракт – конечно, это всегда непросто. Но результат у нас очень позитивный. И мы действительно гордимся нашим продуктом.

- Одна из базовых основ в производстве био-продукции – это довольно строгая органическая сертификация, основанная на международных нормах и процедурах. Насколько требовательны к вам сертификаторы?

- Очень требовательны! Так сложилось, что нас проверяли 4 сертификатора. Первым был AB Cert. Потом компания покинула российский рынок, и ее сменил CERES. Там был строгий сертификатор, но он оказался не компетентным: работа шла катастрофически медленно и была выстроена не профессионально, у нас «вылезло» множество спорных моментов. Мы перешли к другому сертификатору – Control Union: к нам приезжали разные инспектора, обеспечивалась ротация, как и должно быть. Обратная связь была своевременной и профессиональной. Но потом у них отозвали аккредитацию на Россию. И мы перешли в KIWA – отзывы о них хорошие.

- Какие удобрения и средства защиты растений вы используете для производства кормов?

- В первую очередь, мы используем севооборот, который спланирован с запасом – не на 3 года, а на 4 – 5 лет. А с прошлого года начали завозить первый навоз в поля.

- Каких правил по лечению животных вы придерживаетесь?

- Мы можем лечить своих животных не более двух раз в год, и продукция после лечения не поступает в продажу в 2 раза дольше, чем период, предписанный заводской инструкцией. У нас есть журнал, который мы ведем по закупке препаратов. Сертификатор приезжает, смотрит, какие препараты мы закупали, смотрит ведомость расхода и журнал лечения животных, остатки лекарств на складе, а также журнал утилизации молока – там должна быть информация о животном, которое лечили. Сертификатор сравнивает: сколько молока животное дало и сколько утилизировано. Дальше он проверяет баланс-массу: сколько молока было надоено, сколько из него произведено продукции и сколько продано.

- Аллопатия в органик – фактически под запретом, за исключением форсмажорных ситуаций. Используете ли вы какие-то альтернативные ветеринарные средства, например, гомеопатию?

 - Да, конечно. Например, ихтиоловую мазь. Мы практически не лечим животных, поскольку соблюдаем технологию. У нас иногда бывали проблемы с маститом. Однако, как только мы используем лекарства, то сразу же животное изолируем в карантинное отделение. Но такие случаи – редкость. Стратегия органического разведения коров Джерси хорошо отработана датчанами. Мы ее на месте только адаптировали. Голландский фермер, который написал известную книгу «Сигналы коров», сказал, что фермеру не стыдно чего-то не знать – ему стыдно чего-то не видеть, потому что корова всегда показывает, когда с ней что-то не так. Поэтому нужно просто создавать хорошие условия для животных, наблюдать, какие проблемы возникают, и стараться решать их допустимыми способами.

- Как утилизируется молоко от животных, которые проходят лечение?

- К сожалению, выбрасывается. Отходы, в том числе нетоварную сыворотку мы отвозим в компост.

- Вы, конечно, не можете корочку сыра мазать антибиотиком, как это обычно делают на промышленных сыроварнях?

- Совершенно верно. Более того, классический рецепт гауды – это сыр в латексе или воске. Мы латекс использовать не можем. Перебрали 5 производителей латекса, и в каждом по 3 – 5 видов антибиотиков. Сертификатор этот латекс не одобрил. Воск тоже нам не согласовал – в нем был найден какой-то запрещенный консервант. Поэтому мы сыр ничем не покрываем – корочка естественная, соленая, и ее можно есть без опасений.

- В органик существует и ряд других ограничений, которые вызывают трудности у фермеров, особенно в животноводстве. Как кормить скот, не имея на российском рынке кормовых добавок, сертифицированных как органик?

- Только травой, сенажом и размолом зерновых, что, к сожалению, сказывается на надоях. При этом к своему зерну мы тоже пришли не сразу. Сначала закупали зерновые с европейским сертификатом у российских сельхозпредприятий. А в 2018 году в первый раз собрали собственный урожай – это был для нас прорыв.

- Могли бы вы дать совет начинающим эко-фермерам – какие ошибки лучше не совершать?

- Всегда есть соблазн снизить планку и, к примеру, пройти какую-нибудь частную сертификацию или упростить технологию – поддаться идее выдать одно за другое на первом этапе, с мыслью, что вот я сейчас раскручусь, а потом – исправлю. Мы ездили на органические фермы Дании, и я могу сказать, что органик настолько кардинально меняет подход к ведению хозяйства, что ты либо этим правилам соответствуешь, либо нет. И если не соответствуешь, то все равно попадешься – не на первой сертификации, так на второй или третьей. Важно всегда держать в голове, что органик – это прежде всего ответственность.

Автор: Елена Карих, D.Y. ORGANIC Eco Consulting Group.