Казахстан может стать узнаваемым брендом органической продукции во всем мире - ТОО «Фирма Диканшы»

Казахстан может стать узнаваемым брендом органической продукции во всем мире - ТОО «Фирма Диканшы»

Динамичное развитие органической отрасли является одним из важнейших мировых трендов последних лет. Тем не менее, производители органики постоянно сталкиваются с рядом барьеров и мифов, которые продолжают препятствовать продвижению органических стандартов. Казахстан как топ-производитель данной продукции в странах Средней Азии не является исключением.

О том, с какими сложностями приходится сталкиваться участникам органического рынка Казахстана, какие глобальные изменения ждут отрасль, сложно ли конкурировать на мировых площадках и чего ждать от ключевых рынков сбыта в ближайшем будущем, нам рассказал Дмитрий Пампур, директор ТОО «Фирма Диканшы».

 

- Дмитрий, прежде всего, расскажите немного о развитии ТОО «Фирма Диканшы» и главных достижениях компании за последние несколько лет. Как давно ваша компания начала работать в сфере органической продукции?

- В 1998 году была отгружена первая партия вагонов с пшеницей в Таджикистан, что послужило стартом нашей деятельности в сфере экспорта сельскохозяйственной продукции в страны ближнего и дальнего зарубежья. И с 2001 года компания, получив юридическую регистрацию «Фирма Диканшы», продолжила работу уже под этим брендом. Так, что в текущем году у нас юбилей – 20-летие.

За все годы существования компания достаточно оперативно реагировала на динамично изменяющуюся конъюнктуру рынка, и то, чему мы точно научились за эти годы, – это быть готовыми к неординарным ситуациям, учиться понимать тенденции, а также впитывать и анализировать информацию.

Хочу отметить, что каждый новый сезон в агросекторе уникален, и так происходит ежегодно. Поэтому, исходя из предыдущего опыта и возможностей рыночного анализа, мы формируем уже видение ближайшего будущего либо же текущего сезона и, исходя из этого, принимаем решения для дальней корректировки курса движения нашей компании.

Около 15 лет назад я начал активно посещать Украину, знакомясь и перенимая опыт агросектора страны. И еще тогда пришел к выводу, что все процессы и тенденции к нам идут с запада, поэтому гораздо проще оценивать и видеть, в каком направлении движется казахстанский рынок, анализируя процессы и новшества украинских производителей и трейдеров. Акцентирую Ваше внимание, время и опыт показывают – наши предположения о том, что тренды, распознанные в Украине, в течение ближайшего времени придут и на наш рынок, оправдались.

Так, в 2008 году мы расширили сферу деятельности и заключили первые контракты на отгрузку масличных культур в европейские страны. В это же время для нас открылась возможность работы в новом направлении - производство и экспорт органической продукции. В 2013 году мы получили Европейский Органический Сертификат и отгрузили первые машины с органическим товаром в Европу.

Именно о развитии органического сектора я бы и хотел рассказать подробнее.

Органика - это одно из направлений, к которому мы проявили интерес порядка 10 лет назад благодаря нашим украинским коллегам. Но когда мы делали первые робкие органические шаги на нашем рынке, то встретили полное непонимание казахстанских сельхозпроизводителей.

Увидев перспективу органического направления, поставили для себя задачу развивать этот сегмент. Не имея собственных посевных площадей, работали с партнерами, производителями по схеме размещения заказа на определенные культуры к грядущему сезону. Мы вели переговоры, на примере активного развития органического рынка Украины и оценивая общемировые тенденции объясняли, что это направление неминуемо придет в Казахстан. Однако увязли в обсуждениях премий за органическую продукцию и вопросов покрытия рисков, связанных с изменениями в привычной технологии выращивания культур. Преодолевая скептицизм производителей, мы планомерно продвигали эту тему.

Наиболее активное развитие отрасли произошло в последние три-четыре года. Стабильный ежегодный спрос на органическую продукцию, доступ к информации об органике в целом, в чем немалую роль сыграло появление в Казахстане общественной организации, органического союза Казахстана - “Qazaq Organic Food” во главе с Арсеном Керимбековым, повлияли на изменение отношения фермеров к этой теме: появился, пока осторожный, но интерес к органическому производству. Союз проделал огромную работу по распространению информации о культуре органического производства в среде фермеров и трейдеров нашей страны.

На данном этапе очень много работы сделано. И уже сейчас, когда говоришь «органика», то производители прекрасно понимают, что речь идет об определенном стандарте сертификации продукции, а не об удобрениях и органических примесях.

Время показывает, что мы идем правильной дорогой, «лёд тронулся», и сейчас наше сотрудничество с производителями всё увереннее и масштабнее. Что будет дальше? Я полагаю, что массовость в секторе органики появится только с активной поддержкой и проявлением должного внимания нашего государства к данным вопросам.



- Органический рынок в РК является относительно молодым. Какие тренды присутствуют на рынке органического зерна и продуктов его переработки в последние несколько сезонов?

- Да, органический рынок Казахстана достаточно молод. На сегодняшний день сегмент условно можно разделить на две части: органический рынок производителей и органический рынок потребителей, последний, к сожалению, находится практически в зачаточном состоянии. Рынок потребителей пока отстает от рынка производителей. Вот тут как раз и нужна поддержка государства для формирования уверенности в качестве отечественного стандарта органики. Необходим контроль, регламентируемый и гарантированный государством, начиная от производства сырья до готового продукта на полках в магазинах.

В свою очередь, рынок производителей органической продукции благодаря всем мерам, о которых я говорил ранее, понемногу растет. Наши производители уже понимают: если выращивать хорошую качественную органическую продукцию, то ее можно уверено продавать не только в страны Европы, но и в США и Канаду. Замечу, что последние являются самыми крупными в мире импортерами органики.

С одной стороны, у производителей растёт желание заниматься органикой, а с другой стороны, на весах риски того, что, преодолев все трудности сертификации, затратив на это деньги и время, возможно пожертвовав урожайностью, но вырастив отличный органический продукт, можно столкнуться с отсутствием покупателей с достойной ценой на результат своего труда. Учитывая географическую удаленность основного рынка сбыта, а также нахождение на пути к нему еще как минимум двух стран с хорошо развитым сельским хозяйством – России и Украины, – Казахстану, чтобы преодолеть расстояние и дойти до конечного пункта сбыта органической продукции, необходимо пересечь транзит этих государств.

В итоге не все культуры ежегодно проходят по цене на европейский рынок, даже, несмотря на хорошее качество и органический статус. Так, например, наибольший объём в севообороте хозяйства занимает пшеница. Учитывая большую затратную составляющую на логистику, доставку товара до заказчика (около 100 евро/т), что является порой заградительной ступенью для недорогих злаковых культур, а цена становится непроходной даже для органической пшеницы. Например, в текущем сезоне цены на нее лишь к середине периода достигли 210-220 евро/т FCA Казахстан, это порядка 98-103 тыс. тенге на складе. Учитывая, что цены в Казахстане были весь период в диапазоне 90-95 тыс. тенге, а к концу сезона 100 тыс. тенге и выше, очевидно отсутствие органической премии за качество.

Конечно же это причины, понижающие интерес фермеров к выращиванию органической пшеницы, так как сертификации подлежит все хозяйство, а позже возможно выяснится, что в лучшем случае только третья часть произведенной продукции может быть продана как органическая по достойной цене. При этом всю остальную продукцию ты должен продавать по рынку в РК по таким же ценам, как соседние хозяйства, которые применяли химию и минимизировали свои риски по сравнению с теми, кто выращивал органическую продукцию. Нам обязательно надо преодолевать факторы, замедляющие дальнейшее развитие отрасли. Поэтому так важно и нужно в Казахстане развивать внутренний рынок потребителей. В текущем и прошлом сезоне по ценам могли конкурировать только масличные культуры: лен, рапс, а также бобовые культуры. При этом, учитывая специфику казахстанского рынка, основной культурой все-таки был лен, так как вырастить рапс органическим способом крайне сложно, а объемы бобовых культур пока невысоки, и существует достаточный спрос на внутреннем рынке.

Лен для Казахстана в сегменте органики – самая стабильная культура, она имеет спрос на Европу и стабильную цену как для производителей, так и для трейдеров.

 

- Расскажите о торговой деятельности вашей компании в 2020/21 МГ. Какие страны являются топ-импортерами льна и другой органической продукции? Какие объемы продукции удалось реализовать на внешних рынках?

- Хотелось бы отметить, Польша является крупным европейским оператором- распределителем как органического, так и обычного льна. Сами они перерабатывают немного, но являются очень успешными посредниками.

Что касается Бельгии, она в большей степени покупатель неорганического (конвенционального) льна. Бельгийские потребители требуют высокое качество обычного льна по ряду параметров, приближенных к органическим. Говоря вообще о качестве льна, можно его условно поделить на три категории: лен органический, лен пищевой и лен технический. К примеру, для технического льна требуются только физические показатели, а польские импортеры тем и хороши, что для них важны три главные характеристики: влажность, сор и масличность. В то же время, бельгийские покупатели, закупая неорганический лён для пищевых целей, требуют проверки на пестициды, и нормы этих требований уже близки к органическим характеристикам. Разница только в том, чтобы получить лен органический, нужно все-таки пройти не простой и многолетний путь сертифицирования хозяйства.

Что касается компании «Диканшы», то наши основные покупатели находятся в Литве и Польше, в сегменте льна. В настоящее время мы продолжаем расширять диапазон своих продаж.

 

- Сезон-2020/21 был достаточно сложным для всех участников рынка, в особенности на фоне глобальной пандемии COVID-19 и экономического кризиса. Какое влияние отмеченные условия оказали на органический рынок, с какими сложностями пришлось столкнуться вашей компании?

- Да, конечно, сначала у всех участников органического рынка была масса вопросов. Однако, к нашему счастью, пандемия не повлияла отрицательно на органический сегмент. Первоначально у нас были риски, связанные с тем, что зарубежные инспекторы не могли приехать в Казахстан в начале прошлого сезона из-за разгара пандемии. Перед нами стоял большой вопрос: а смогут ли они проинспектировать и соответственно подтвердить органический статус наших хозяйств? Если решение не было бы найдено, пандемия поставила бы жирную точку в дальнейшем развитии органической отрасли в нашей стране.

По стандартам органической продукции наши производители проходят сертификацию только у европейских операторов, имеющих право на проведение соответствующих процедур. В Казахстане пока не было отечественных компаний, имеющих аккредитацию на сертификацию для европейского рынка. В Казахстане пока не было и внутреннего стандарта органической сертификации. Поэтому зарубежные операторы не доверяли проведение инспекций хозяйств отечественным казахстанским инспекторам. Тем более, что в РК не было инспекторов с соответствующей квалификацией. Тем не менее, требовалось решение в сложившейся не стандартной ситуации, и европейские сертификационные компании решились доверить проведение инспекций местным специалистам. Таким образом мы преодолели первый барьер, связанный с глобальной пандемией, – инспектирование органических хозяйств.

А далее пандемия COVID-19 в какой-то мере поспособствовала ускорению развития органической отрасли Казахстана. Ввиду того, что зарубежные инспекторы так и не могли приезжать в РК, казахстанские эксперты продолжали выполнять работу по инспектированию хозяйств, получили компетенцию и опыт, которого раньше не имели. Это послужит хорошим толчком в развитии отрасли в нашей стране, внутренней органики в целом, сертификации по национальному стандарту, культуры потребления органического продукта.

Вторым моментом стало то, что пандемия подтолкнула многих людей к изучению здорового образа жизни, здоровому питанию. И, по моим наблюдениям, интерес к органической продукции среди населения возрос во многих странах. Многие люди начинают понимать, что био, эко – это просто маркетинговый ход, и не всегда продукция с такими терминами на этикетках соответствуют повышенному качеству. Продукция под маркировкой органик – это уже система контроля, а значит, что товар был тщательно проверен в лабораториях, сертифицирован и подтвержден. К примеру, в Европе – это стопроцентная гарантия отличного органического товара, благодаря жесткому внутреннему контролю качества. Конечно же нам еще предстоит прийти к такому уровню контроля и доверия, но мы постепенно, шаг за шагом, продвигаемся в этом направлении.

Пандемия COVID-19 оказала крайне негативное влияние на большинство отраслей бизнеса в мире, однако для органической сферы она явилась фактором, ускоряющим развитие.

 

- Как Вы считаете, каковы перспективы развития рынка органических продуктов Казахстана? Изменился ли спрос на казахстанскую органическую продукцию на фоне пандемии коронавируса?

- Я не могу сказать, что из-за пандемии спрос понизился или увеличился. Спрос на органику больше меняется из-за уровня потребления на наших рынках сбыта, это в большинстве случаев европейский и западный рынок. Соответственно, в те периоды, когда у стран-импортеров снижается урожайность по ряду органических культур, а также повышается внутренняя цена и спрос, это компенсируется импортной продукцией.

Потому я не заметил существенного влияния пандемии и карантина на изменение структуры спроса.

 

- Операторы рынка продолжают пристально следить за погодным фактором и климатическими условиями в РК, которые остаются крайне неблагоприятными. Какие существуют риски в условиях засушливых погодных условий для производства органических культур по сравнению с традиционными?

- Органическая продукция никак отдельно не защищена от погодных рисков и находится в одинаковом положении с традиционной продукцией.

Конечно же, органическая продукция так же страдает в случае неблагоприятных погодных условий, что может снизить урожайность, как и у обычных традиционных культур. Единственный плюс органиков в том, что свою продукцию они могут продать дороже, частично компенсируя потери от снижения урожайности.

 

- Как Вы оцениваете уровень конкуренции на органическом рынке для Казахстана в сравнении со странами СНГ в будущем сезоне?

- Казахстан находится далеко от основных рынков сбыта, и пока мы имеем немного проигрышную позицию. Основными конкурентами на европейском рынке для нас являются Украина и Россия. Россия с введением пошлин немного теряет позиции, а Украина не конкурирует с нами по льну. Но ситуация может резко поменяться, если КНР выйдет на органический рынок. В области органики китайские импортеры пока не обращали внимания на продукцию казахстанского происхождения, в отличие от активных закупок из Казахстана конвенциональных культур в текущем сезоне.

Однако если спрос со стороны Китая на органическую продукцию возникнет, Казахстан сможет закрыть данную потребность, в том числе и за счет привлекательной цены, учитывая логистическую составляющую. С Китаем, в отличие от европейских стран, мы имеем общую границу, а это уже преимущество. Казахстан будто создан для органики. Страна обладает огромным потенциалом экологических земель и из-за низкой плотности населения большим экспортным потенциалом, но находится далеко от основных мировых рынков. Поэтому преодолеть высокие транспортные затраты мы можем лишь на продукции премиум класса. Таковой продукцией является органика. И если Казахстан перейдет на массовое производство органики, мы сможем увидеть нашу продукцию во всех уголках мира и превратить Казахстан в органическую Швейцарию!

Так, к примеру, два года назад наша компания сделала поставку органического льна в Канаду. В Канаду – страну, которая считается одним из крупнейших в мире производителей льна, и которая была своеобразной законодательницей моды в льняном сегменте!

Конечно же, обычный лен туда бы никогда не экспортировался, но органический лен казахстанского происхождения сумел преодолеть трудности транспортной логистики. Это еще раз доказывает то, что казахстанская органическая продукция может присутствовать во всем мире! При этом нашу неорганическую сельхозпродукцию сможем увидеть лишь на соседних рынках.

С органикой Казахстану открыты многие дороги, и он может стать узнаваемым брендом органической и экологически чистой продукции во всем мире.

 

 

- Насколько органическая продукция из Казахстана соответствует международным стандартам качества? С какими несоответствиями качества чаще всего сталкиваются компании-импортеры?

- В данном вопросе все очень просто на самом деле. Чем подход органики как стандарта отличается от эко-, био- или любых неподтвержденных элементов качества? В данном сегменте существует жесткий контроль, и европейцы, прежде чем купить продукцию как органическую, защищают свой рынок.

Во-первых, мы проходим сертификацию в европейских органических компаниях. Они присылают инспекторов, которые делают отбор земли и зеленой массы, после уборки –отбор семян на складе, и только потом подтверждают органический статус товара. Более того, сам покупатель проверяет товар при его отправке, а бывает – и до отправки. По приходу товара в страну назначения проводится ещё отбор и анализ, и лишь по результатам этого анализа товар подлежит таможенному оформлению с органическим статусом, после чего может идти на полки потребителя. Поэтому продукт, который не соответствовал бы качественным критериям, никоим образом не смог бы дойти до конечного потребителя.

Во-вторых, в Европе несколько лет назад были приняты поправки в законе, которые звучат следующим образом: «Если товар не соответствует органическому статусу, то компания, которая его получила, не может его купить как неорганический». Она должна делать возврат товара или утилизацию. То есть мы не имеем права оставить товар покупателю и сказать: «Давайте считать, что это обычный товар, скидываем цену и забирайте». В Европе сейчас это запрещено. Это конечно добавило нам рисков и усложнило работу, но такие правила. Поэтому тот товар, который в итоге наши казахстанские производители продали как органический, является исключительно органическим. А если возникли вопросы в ходе поставки, все-таки бывают и в лабораториях ошибки, продажа товара блокируется в дороге, и на складе, и проводится заново анализ продукта на всех этапах. Если подтверждается, что была ошибка, то органический статус возвращается и работа продолжается.

В случае, если ошибка не подтвердится, и будут обнаружены следы запрещенного вещества, то может заблокироваться весь лот, а когда ситуация более серьезная, то у всего хозяйства может быть отозван сертификат. Десертификация полей или самого хозяйства – это неприятный процесс, который в дальнейшем усложняет возможность вернуть органический статус хозяйству. Этот процесс может занять годы.

В последнее время проблемы в основном если возникают, то по двум причинам. Во-первых, культура обращения с органическим товаром. Некоторые производители думают, что если у них есть склад, который они 2-3 года назад обрабатывали химией, но уже последний год или два прекратили, то можно туда разместить органический товар и ничего не будет, но они ошибаются. Некоторые химические вещества, которыми ведется обработка складов, могут оставлять следы на складах годами. Склад нужно подготавливать к приему органической продукции. И если товар размещается на такой неподготовленный склад, то бывает обнаруживаются следы веществ при лабораторном исследовании, какое-то количество, попав в товар со складской пылью. Проверка ведётся до тысячных единиц, обычно определяют до уровня 0,01 мг/кг, и любое обнаружение, включая саму границу 0,01, служит для отказа в подтверждении органического статуса товара. И когда мы начинаем делать внутреннее расследование, то выясняется, что товар был выгружен в складе, на котором он не должен находиться, и склад не получил нужной проверки. Поэтому мы стараемся делать внутренние проверки не менее жесткими, чем делают это инспекторы сертификационной компании. Во-вторых, может случиться загрязнение продукта в процессе его чистки и подработки, в случае, когда производитель использует одно оборудование для органической и неорганической продукции. По требованию сертификационных органов оборудование должно быть раздельное или должно зачищаться для работы с органикой. Зачастую мы своим производителям предлагаем, чтобы продукт не подрабатывался в хозяйстве, дабы избежать рисков, а доставлялся сразу к нам на производство. На своем производстве мы уже эту систему выстроили.

На что следует обратить внимание производителям органической продукции, так это на то, что между полями органического и неорганического хозяйства нужно делать буферную зону, где товар будет засеян, но органическим считаться не будет. Потому что культуры на границе могут быть «загрязнены» веществами, занесенные ветром с соседних обрабатываемых пестицидами полей. Это, по сути, лотерея – где-то в общем объеме, если лаборатория обнаружит запрещённое вещество, весь объем товара теряет свой органический статус.

 

- Расскажите о торговой деятельности вашей компании в завершающемся сезоне-2020/21. Какие страны являются ТОП-импортерами органической продукции и какие объемы продукции удалось реализовать на внешних рынках?

- У нашей компании уже второй год основным товаром продолжает быть органический лён, и по объемам мы осуществляем торговлю в диапазоне 7-10 тыс. тонн органического льна.

В этом сезоне из-за ажиотажного роста цен на лен, независимо от того органический он или нет, рынок был достаточно нестабилен, а ценовые тренды часто задавали китайские импортеры. Чтобы адаптироваться к ценовым «ралли», европейским покупателям органики нужно было время на то, чтобы понять, принять и пересмотреть цены. Но мы за это время теряли объемы. Некоторые аграрии не выдерживали и просто подписывали контракты и продавали органический лен как неорганический, думая, что мы уже такую высокую премиальную цену на органический лен не осилим.

В следующем году планируем наращивать объемы продаж по сравнению с текущим сезоном. Органическая пшеница в направлении Европы начала быть востребована только после Нового года, но мы к тому моменту уже не сохранили объемы, потому что в начале сезона спроса практически не было, и мы не обнадежили своих производителей. Они пшеницу продали либо отгрузили на линейный элеватор. А если пшеница попадает на линейный элеватор, мы ее уже автоматически не считаем органической, ее невозможно выделить из общего объема зерна.

Каждый год мы нарабатываем опыт и ищем новые органические культуры, которые будут востребованы либо на нашем рынке, либо на рынках соседних стран. В частности, Россия начала проявлять активность как потребитель органической продукции. К примеру, возьмем полбу – вид пшеницы, которую мы в свое время завезли в Казахстан и начали сразу культивировать как органическую. Она какое-то время вообще не имела сбыта, потому что Европа увеличила свое производство, и на Европу мы продавали очень маленькие объемы.

Акцентирую ещё раз внимание на том, что нужно развивать внутренний спрос и потребление органики в стране. А это начнется только тогда, когда в эту сторону развернется государство. Если анализировать опыт западных стан, то сегодня они пришли к тому, что господдержку имеют производители только органической продукции. А тот, кто применяет традиционную химию и все остальное, считается что и сам выживет, потому что на химии он себе урожай как-то поднимет.

В Казахстане большую поддержку получают те, кто химию применяют, они получают субсидии на химию и так далее. Но совершенно не получают поддержки те, кто занимается выращиванием органики. Стоит только государству вмешаться, как ситуация значительно поменяется.

 

- Какие могут быть новые государственные программы для развития, для поддержки сегмента?

- Мы пока это изучаем. Мы постоянно поднимаем эту проблематику и просим Органический союз от лица производителей и трейдеров освещать главный вопрос: когда органический сегмент получит от государства поддержку? Как только будет эта поддержка, развитие отрасли пойдет активными темпами. И тогда уйдет много вопросов. Сегодня, получается, «субсидируют» развитие органики у нас западные, европейские компании. Т.е. они создают заказ, что подталкивает нас к сертификации и развитию технологий, и они же покупают выращенную продукцию. Получается, что мы все хорошее выращиваем для других стран, а по остаточному принципу едим сами. Но эта ситуация со временем, надеюсь, изменится. И пандемия здесь сыграет роль ускорителя, когда люди будут задумываться, почему мы все лучшее отдаем на экспорт?

Это проблема пока всех постсоветских стран. А у нас часто так получается, что сначала Европа купит у нас сырье органическое, привезет к себе, упакует и к нам уже упакованные продукты с десятикратной наценкой поставляются. В Европе, когда смотрим продукты на полке, к примеру фасованный лен, очень часто видим «Произведено в Казахстане» – это знак качества, это мотивирует!

 

- В завершение поделитесь своим видением факторов, которые будут оказывать влияние на мировой органический рынок в целом и органический сектор РК, в частности, в ближайшие 3-5 сезонов.

- Одним из первых и масштабных факторов, я могу выделить Китай. Мы следим за тем, когда китайские потребители выйдут на органический рынок. Хочу отметить, что у КНР есть свой стандарт по органике, однако, они еще и работают с европейским стандартом, так как они производят, например, органическое детское питание для Европы, а также ряд других органических продуктов. Именно поэтому одним из факторов, который мог бы заметно повлиять на развития органического рынка в РК, является выход на рынок Китая.

 

При этом, возвращаясь к Европе, хочу отметить, что на текущий момент у них около 8,5% органических земель, за последние десять лет увеличилось на 66% – до 13,8 млн га, однако у них есть план развития по расширению земель, отведенных под выращивание органики до 25%! Государство постоянно стимулирует местных фермеров переходить на органическое производство. Соответственно, потребление органической продукции в Европе будет возрастать, но и производство также будет расти. Это свидетельствует о том, что для казахстанских экспортеров – это риски, так как европейский рынок стремится перейти на самообеспечение органической продукцией, а мы можем потерять крупный рынок сбыта. К этому времени Казахстану нужно развить и наладить свое внутренне потребление органики.

Тем не менее, Европа продолжит активно закупать в РК лен и рапс, так как отмеченные культуры, исходя из правильно выстроенного севооборота, особенно в органике, должны сеяться на одном поле раз в 5-6 лет, а в Европе просто нет столько свободных площадей. И они, думаю, не закроют свою потребность собственным производством. При этом в РК достаточно много свободных площадей для такой культуры, как лен. Я полагаю, что в ближайшем будущем Казахстан окончательно утвердится в мире как крупнейший производитель льна, а как раз на этой культуре не такая большая разница при производстве органического и неорганического продукта. Главное, чтобы на органический лен не снижался спрос в мире.

Культура внутреннего потребления органической продукции должна расти. Мы надеемся на Органический союз Казахстана, на развитие внутренней сертификации. Ждём выхода на рынок отечественных аккредитованных сертификаторов, это обязательно даст толчок к внутреннему развитию отрасли.

Мы также планируем перевести наши производственные мощности мельницы на производство органической муки и развернуть своё внимание к внутреннему рынку. По мере налаживания процесса сертификации для внутреннего рынка, появления лабораторий и системы контроля повысится доверие населения к отечественной органической продукции и соответственно возрастут объемы продаж, развитие отрасли пойдёт быстрее. Когда отечественная продукция поступит на полки магазинов массово, то и цена не будет намного выше, чем неорганических продуктов, ведь все это будет производиться у нас, и в ценообразование не будет заложено больших логистических и рисковых издержек, как это происходит сейчас. Когда покупатель оценит по достоинству нашу продукцию, мы будем готовы перевести производство органической пшеничной муки на полную мощность – это порядка 2 тыс. тонн муки в месяц!

Беседовала Полина Калайда