Колеса фортуны

Колеса фортуны

Владельцы хозяйства «Фортуна-Агро» Галина и Сергей Матус занимаются выращиванием органических овощей в деревне Тешевле Барановичского района Брестской области. Семья с головой окунулась в фермерство ещё в 1993 году, однако до сих пор совершенствует культуру выращивания овощей. Супруги стараются делать всё, чтобы не вредить ни своему здоровью, ни окружающей среде. И это стремление позволило им победить в международном конкурсе «Экологически дружественный фермер Балтийского региона – 2020».

– Мы про Балтику ни сном, ни духом, а получилось, что и ей хорошо, – шутят супруги, узнавшие о том, что их хозяйство стало самым экологичным хозяйством в Балтийском регионе Беларуси.

Выращивать овощи Галина и Сергей начали в 1990-х. Признаются: жизнь не оставила им выбора. В детали не вдаются, только вспоминают: тогда были едва ли не первой в Беларуси семьёй, кто решился на сельскохозяйственный бизнес.

– Начинали без большого стартового капитала и без специальной техники. Свой первый трактор я собрал из металлолома в 1994 году, – вспоминает Сергей Матус. – Он, кстати, до сих пор на ходу, но, уже не выдержит наших масштабов. Всю технику постоянно обновляем.

Галина и Сергей Матус

Постепенно небольшое хозяйство с «плужком и культиватором» переросло в полноценную ферму: не только с дорогостоящей техникой, но и в целом с другими масштабами. К примеру, сейчас здесь обрабатывают пять тысяч гектаров, и хозяйство даёт работу примерно сотне людей.

Из пяти тысяч 200 гектаров земли вот уже четыре года имеют международный сертификат «Органик стандарт». Значит, тут хозяйствование ведут по органическим стандартам Европейского союза и получают соответствующую овощную продукцию и зерновые. Даже формально пришлось отделить эту часть хозяйства: из «Фортуны» «отрезали» органическую «Фортуна-Агро».

– За сертифицированным участком хозяйства следят внешние специалисты: осуществляется ежегодный контроль полей, складов и бухгалтерской документации. При малейших нарушениях технологий органического производства сертификат могут аннулировать, поэтому нарушать правила – себе дороже, – признаётся фермерская семья.

Сертификат выдан сертификационной компанией «Органик Стандарт»

Когда супруги только начинали заниматься сельским хозяйством, были уверены: всё своё и так экологично.

– Раньше свято верили: если удобрение создано по государственному регламенту, то оно безвредно. Нас так в институте учили. Якобы препарат в течение двух месяцев действует, а потом распадается на составляющие, которые ни окружающей среде, ни здоровью вреда не приносят, – вспоминает Сергей.

Однако за 27 лет работы фермер начал подмечать, что не все препараты настолько безобидны:

– Один препарат на капусте сработал и сорняк сдержал, а на следующий год садишь здесь картошку, и она мучается из-за последствий использованного ранее химического препарата. И таких препаратов масса, – делится наблюдениями собеседник. – Ничего никуда бесследно не уходит, это очевидно.

Как только у хозяина «Фортуны» появились сомнения в безопасности удобрений, он начал читать специальную литературу, более тщательно расспрашивать поставщиков о различных препаратах. Оказалось, что у компаний по производству химически синтезированных пестицидов даже есть официальные рекомендации, какие культуры после каких препаратов садить нельзя.

– Это уже заставило задуматься, насколько экологичную продукцию мы производили и сами потребляли, – не скрывает тревоги Сергей. – Да и в целом мы же видим, что сейчас всё больше людей страдают аллергиями, астмой, онкологическими заболеваниями, врачи не могут найти причину. Думаю, причина на поверхности: посмотрите, чем мы дышим и что мы едим.

Эти личные наблюдения со временем подтолкнули семью к поиску альтернатив, которые можно было бы считать более безопасными. Супруги вспоминают: читали много специализированной литературы, искали способы поучиться у профессионалов, ездили даже на стажировки в страны Евросоюза.

– Например, читаю учебники по агрохимии и нахожу цифру, что при уклоне поля в четыре градуса (а это обычное дело), с одним весенним паводком уносится с каждого гектара от 8 до 12 тонн плодородного слоя, – подчеркивает фермер. – Заметьте, уносятся не камни, не песок, а самое плодородное.

Поле у фермера видно прямо из окна дома, поэтому к некоторым выводам он пришёл своими ногами в прямом смысле этого слова:

– С весенним паводком заметил небольшой ручеёк и решил вдоль него пройти. Оказалось, что этот ручеёк с каждым метром становился всё больше и через несколько километров перерастал уже чуть ли не в речку, – вспоминает собеседник. – Я понял: низкое место, а значит, вода уносит тонны плодородного грунта каждую весну.

Той весной фермер оперативно подсыпал грунт, чтобы остановить воду и оставить плодородный слой на поле. Тогда заметил, что его труд не был напрасным: только за один год плодородный слой почвы на ферме вырос сантиметров на 20. Следующей весной Сергей «поднял» дорогу-дамбу выше, чтобы проблема больше не повторялась.

Награждение победителя международного конкурса «Экологически дружественный фермер Балтийского региона – 2020»

Вот тогда, помогая экосистеме справляться, про заботу о мировых водных ресурсах он даже не размышлял. Спасал то, что рядом.

– Хотел, чтобы моя почва, мои удобрения остались в хозяйстве. Потом посмотрел по гугл-картам и понял, что удобрениям не позволил уйти в реку Мышанку, которая впадает в Щару, а та – в Нёман. Нёман свои воды несёт в Балтийское море, которое, говорят, постоянно «цветёт» из-за переизбытка азота и фосфора из этих самых удобрений, – рассказывает Сергей. – Вот так случайно я сделал хорошее дело. Точно не ради конкурса старался, в котором победили, тогда о нём и не знал.

Сергей говорит, что искал (и нашёл) немало других мероприятий, сдерживающих ветровую эрозию. Среди таких, например, высаживание деревьев вдоль поля. «Фортуна» своими силами за последние 10 лет посадила уже более трёх тысяч молодых дубов.

Эта идея спасения почвы тоже пришла опытным путём. В один год Сергей заметил: когда земля весной иссушена, семена положены, но ещё не взошли, суховей несёт самый плодородный слой почвы в сторону леса.

– На пути этого ветра росла небольшая алыча, и было ощущение, что сейчас с корнями её вырвет, но нет, «торнадо» доходило до этих саженцев и осыпалось. Так и появилась мысль сохранять плодородный слой молодыми деревьями, – рассказывают в хозяйстве. – Большинство людей не видят этой проблемы, на самом деле, богатство с полей улетает вникуда.

После этих слов фермер продолжает рассуждать, почему многие хозяйства и даже колхозы сегодня не досчитываются урожая.

"Поле у фермера видно прямо из окна дома, поэтому к некоторым выводам он пришёл своими ногами в прямом смысле этого слова"

– Учёные рассчитали, что для бездефицитного баланса гумуса нужно вносить органического вещества в среднем по Беларуси 14 тонн на гектар каждый год, а вносится у нас из-за нехватки только 6–8 тонн, считай вдвое меньше, – приводит пример, сразу же предлагая решение. – При хорошем сидерате, то есть использовании растений, выращенных специально для удобрения почвы, мы могли бы сохранить баланс гумуса.

Вопрос, почему знания учёных не всегда учитываются, фермер игнорирует и продолжает приводить примеры недочётов:

– Ещё один факт: пеньки, которые остаются от сжатой пшеницы, например, при солнечной погоде способствуют испарению до 60 тонн влаги каждые сутки. Поэтому убрали зерновые – сразу пустите культиватор, чтобы оставшиеся корни не «качали» воду и не высушивали почву, – рекомендует фермер. – У нас часто это не делают, считают, что сначала нужно всё сжать, а потом уже этим заниматься.

Парадокс, по словам Сергея, в том, что эта манипуляция всё равно потом случается, то есть средства тратятся, но земля к этому времени уже иссыхает. Получается, что хозяйства и колхозы платят за эту процедуру, но уже с ущербом для будущего урожая.

– И у нас перед пахотой земля иссохла, пыль столбом, но мы сеем семена и жалуемся, что экология плохая, земля плохая… Так мы же это сами сделали! – сокрушается владелец хозяйства «Фортуна». – В Беларуси не должно быть такого понятия как «битва за урожай», а должна быть просто нормальная работа. Выполняй технический регламент и всё.

В 2020 году на «Фортуна-Агро» фермеры впервые получили урожай, который официально считался органическим. Сейчас этот участок земли, скорее, для души, чем для прибыли, признают владельцы хозяйства. Ведь себестоимость органической продукции выше обычной из-за более дорогостоящего процесса производства.

К примеру, здесь запрещена химическая прополка, а значит, нужна специальная техника для механической прополки. Такая техника стоит немало, в Беларуси её не купить. Себестоимость органического урожая увеличивается ещё за счёт того, что механическую прополку нужно делать 3–4 раза за сезон, в традиционном земледелии опрыскивание поля препаратом делается всего один раз.

– Я могу себе позволить такие эксперименты, так как у меня из пяти тысяч гектаров только 200 сертифицированы. Органика – это наш пилотный проект, где мы накапливаем опыт, делаем ошибки, пробуем вырастить урожай, но экономики пока я там не вижу, – говорит владелец «Фортуна-Агро».

Фермер убежден, что пока органическое фермерство в Беларуси как бизнес бесперспективно, если государство не начнёт стимулировать производство органической продукции. За примерами далеко ехать не нужно: в Польше государство дотирует 60 процентов стоимости специальной техники. А фермер в Дании получает от государства около 600 евро за каждый гектар капусты, высаженной с учётом требований органического производства.

Во многом помогли бы даже не дотации, отмечают супруги Матус, а хотя бы возможность взять оборудование в кредит или, если речь идёт о зарубежной технике, льготы на растаможку, утильсбор и другие расходы, которые возникают в связи с перевозкой техники из-за рубежа. Пока расходы на покупку техники для органического производства в этом хозяйстве несоизмеримы с тем, сколько приносит продажа органической продукции.

Однако, несмотря на все эти сложности, в хозяйстве «Фортуна-Агро» выросли первые органические продукты: гречка, овёс, бобы, рожь, травы.

– А вот морковь на удалась. Для того, чтобы сдержать сорняк без химии, нужны были как раз эти специальные дорогостоящие машины, – разводит руками фермер.

Ещё одна сложность в том, что продать урожай органики в Беларуси непросто. Нужно искать клиентов, которые готовы платить, к примеру, за один килограмм картофеля не 60 копеек, а рубль. Пока таких людей немного, и тут надежды остаётся полагать только на дополнительные способы продвижения органической продукции – маркетинг, рекламу, отмечает фермер.

Сергей и Галина убеждены, что нельзя всё земледелие в Беларуси перевести на экорельсы, потому что всех людей невозможно накормить только органическими продуктами. 

– Большинство людей не могут позволить себе каждый день есть только органическую продукцию, – считает Галина Матус. – Многие хотят прийти в магазин и положить в корзинку дешёвую красивую картошку.

Однако рынок органики, отмечают фермеры, нужно развивать хотя бы для того, чтобы еда улучшенного качества была доступна больницам, детским садам, людям с аллергическими заболеваниями.

– А в традиционном производстве нужно стараться чётко выдерживать культуру производства, чтобы растить продукты максимально здоровыми и не наносить вред окружающей среде, – напоминают фермеры, которые считают, что пока не получится полностью обходится без интенсивных методов в сельском хозяйстве.

Супруги не зря делают такую оговорку, они прекрасно понимают, почему картошка «от бабушки» может быть более опасной, чем выращенная в колхозе по тем же неэкологичным традиционным технологиям. И тут же приводят пример. Качественную обработку картофеля от колорадского жука невозможно сделать вручную, так как важно равномерно распределять действующее вещество. Эту работу на полях «Фортуны» делает опрыскиватель, купленный за 400 тысяч евро. Препарат разводится в нужной дозировке и распрыскивается автоматически с очень маленькой погрешностью. Вручную такого результата добиться невозможно, а потому не исключены «передозировки» продукции.

Кроме производства, семья занимаются также и переработкой продуктов. Например, в хозяйстве квасят капусту. Однако в торговых сетях их продукцию вы не найдёте, большие магазины не спешат брать на реализацию продукты с малым сроком годности. Капуста в хозяйстве квасится в больших ёмкостях, а затем фасуется и хранится всего 10 дней, так как там присутствуют живые бактерии брожения.

– Мы могли бы купить другие технические условия для приготовления этого продукта, но не стали. Есть условия, которые позволяют добавлять в продукт муравьиную кислоту, и тогда срок годности квашенной капусты увеличивался бы до восьми месяцев. Это не запрещено. Да торговые сети встречали бы меня с распростёртыми объятиями, – комментирует Сергей. – Но раз оно восемь месяцев на полке лежит, то сколько оно будет в вашем желудке лежать?

Фермерская семья подчёркивает, что старается для здоровья и природы, и пока не готова идти на компромисс с совестью, делая некачественные продукты.