Пойдет ли экономике Шри-Ланки на пользу смесь слоновьего навоза с соломой

Пойдет ли экономике Шри-Ланки на пользу смесь слоновьего навоза с соломой

Намерения правительства Шри-Ланки превратить страну в полностью органическую подверглись критике

На заявление правительства Шри-Ланки о полном переводе на органическую систему земледелия, национальный эксперт д-р Паракрама Ваидьянатха ответил развернутым материалом с экскурсом в историю. Приводим текст в сокращенном варианте.

«Решение президента Шри-Ланки полностью перейти на органическое сельское хозяйство может привести к повсеместному голоду, как это произошло на Кубе в 1990-х годах.

Органическое земледелие - небольшое явление в мировом сельском хозяйстве, составляющее всего 1,5% всех сельскохозяйственных угодий, из которых 66% составляют пастбища. Мир отошел от органического земледелия к традиционной (химической) системе с середины 19 -го века, так как органическое хозяйство не смогло поддерживать быстро растущее население планеты. И если оно не смогло тогда, как это возможно сделать сейчас?

Фермеры были взволнованы, услышав заявление президента на брифинге для СМИ, что вместо субсидии на химические удобрения они получат денежные пожертвования на производство собственных удобрений, так как органическое выращивание - безусловное благо.

Правда заключается в том, что правительство переживает финансовый кризис из-за отношения долга к ВВП. Решение о запрете агрохимикатов и переходе на органические удобрения, экономия на удобрениях и субсидиях, очевидно, вызвано этим экономическим кризисом!

Теперь на полученные деньги фермерам нужно всего лишь собрать слоновий навоз, который находится в свободном доступе, добавить солому и обрезки деревьев, перемешать и внести на свои участки. Возможно, для маленького участка, рассчитанного на пропитание одной семьи, слоновьего навоза и хватит, но как быть с национальным спросом на продукты питания?

Возвращаясь к фактам. Общая мировая площадь под органическим сельским хозяйством по-прежнему составляет около 1,5% от общей площади сельскохозяйственных угодий. Из них две трети - луга, только 19% пахотных культур и 8% садовых культур. Таким образом, органическое сельское хозяйство является второстепенным явлением во многих странах, и ему еще далеко до того, чтобы накормить народы.

Только в 16 странах мира более 10% земель занято органическим сельским хозяйством, но во многих из них большая часть земель находится на пастбищах, чтобы богатые люди могли позволить себе купить органический стейк из говядины!

Наконец, Вацлав Смил (заслуженный профессор Университета Манитобы) в 1999 г. подсчитал, что 40% тогдашнего (1999 г.) мирового населения, составлявшего 6 миллиардов человек, были живы благодаря процессу Габера-Боша по синтезу аммиака, сырья для карбамида, и не умерли от голода по причине дефицита хлеба.

Президенту следовало бы хотя бы подумать о пятилетней поэтапной программе, чтобы постепенно отойти от традиционного сельского хозяйства, обучая фермеров технологиям органического земледелия, но и это не означает успеха.

Кубинский пример

Кубинское сельское хозяйство в его нынешнем виде часто приводится в качестве примера возможности перехода к органическому или экологическому сельскому хозяйству. Куба, по сути, была вынуждена перейти на экологически чистые продукты! Это стало следствием краха ее экономики после распада Советского Союза в 1989 году и полного прекращения помощи Кубе.

Куба почти полностью зависела от СССР в отношении его агрохимикатов, топлива, сельскохозяйственных машин и оборудования. Более того, у нее были очень выгодные торговые условия с СССР, например, кубинский сахар в СССР продавался по цене в пять раз выше мировой! Крах кубинской экономики привел к тому, что люди чуть не умерли с голоду: потребление калорий на душу населения упало с 2900 до 1200 калорий.

В течение продолжающегося так называемого «особого периода» произошли серьезные изменения в земельной политике, в результате которых большая часть государственных сельскохозяйственных земель распределяется между крестьянством.

Существенный упор был сделан на агроэкологические концепции ведения сельского хозяйства: использование азотфиксирующих и других микробных технологий, биоудобрений и севооборотов. Эти подходы в некоторой степени смягчили снижение урожайности сельскохозяйственных культур в отсутствие агрохимии.

Параллельное развитие городского сельского хозяйства, при котором обрабатывались все обрабатываемые земли в городах и пригородах, было беспрецедентным. Городские фермы производили для города адекватные фрукты и овощи.

Ярким событием можно назвать развитие и создание центров биоборьбы с вредителями и болезнями растений.

В настоящее время на Кубе имеется более 200 центров CREES по производству микробных агентов для защиты культур, где, в основном, работают квалифицированные дети фермеров. Эту деятельность продвигал сам Фидель Кастро. Шри-Ланка должна извлечь выгоду из изучения этих технологий у Кубы.

Несмотря на все эти усилия, из имеющихся данных очевидно, что органические практики недостаточны для получения оптимальных урожаев.

Раньше с применением агрохимии урожайность риса, например, основного продукта кубинского рациона, была сопоставима с урожаем Шри-Ланки.

Во время «особого периода», когда внедрялись агроэкологические технологии земледелия, и «периода реанимации», когда эти технологии работали в полную силу и стабилизировались, сравнительные урожаи риса были ниже, чем в Шри-Ланке.

Точно так же урожай сахарного тростника, одного из основных источников экспортного дохода Кубы, значительно снизился, несмотря на применение новых технологий, и был на 43% меньше в период 2008-2010 годов, по сравнению с периодом «зеленой революции», когда широко применялись химические удобрения.

У Кубы больше преимуществ по сравнению со Шри-Ланкой в ​​том смысле, что она почти вдвое крупнее Шри-Ланки с населением вдвое меньше, то есть ее соотношение земельных ресурсов в четыре раза больше.

Из сельскохозяйственных земель 40% высокоплодородных. Эти факты многое говорят о том, как Куба пережила кризис и каким-то образом смогла прокормить свой народ, несмотря на отсутствие химических ресурсов.